Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A

23.10.2013 - Охота на ЖКХ-потрошителя

За девять месяцев 2013 года Агентство по тарифам и ценам Архангельской области возбудило 118 административных дел в отношении субъектов естественных монополий и иных регулируемых организаций. За различные нарушения коммунальщики были оштрафованы на 2,7 млн рублей. Это почти в полтора раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. О том, как работает АТЦ, по каким принципам проводятся проверки рассказал начальник отдела правовой, протокольной и кадровой работы АТЦ Александр Кузнецов.

Самые распространенные нарушения – непредставление сведений о своей деятельности и нарушение стандартов раскрытия информации. Предприятия привыкли, что данные, отправленные в государственные органы, никто не проверяет. До 2010 года эта тактика срабатывала. Систематических контрольных мероприятий агентством по тарифам и ценам фактически не проводилось.

О том, как работает АТЦ, какие существуют механизмы воздействия, по каким принципам проводятся проверки рассказал наш собеседник начальник отдела правовой, протокольной и кадровой работы АТЦ Александр Кузнецов.

- У нашего агентства две основные функции: установление тарифов или так называемое государственное регулирование тарифов, и вторая, не менее важная – это контроль. Мы устанавливаем тарифы и контролируем правильность их применения. Это было всегда. Но в последние годы Правительством России, Президентом страны большое внимание стало уделяться общим вопросам ЖКХ и, особенно, платы за услуги ЖКХ. И мы, как органы власти, реагируем на указания сверху и усиливаем контроль.

Судя по вашим отчетам, работать вы стали активнее. Это радует, потому что все мы являемся потребителями, и нам не безразлично, какая в итоге цифра стоит в наших квитанциях и откуда она, цифра эта, берется... И уж если платишь за что-то, то хочется быть уверенным, что суммы обоснованы, а не завышены от жадности предприятиями ЖКХ.

-  Контроль был всегда, но в таких масштабах, как в прошлом и этом году – это инициатива и свыше, и мы сами понимаем, что за организациями надо следить потому, что мы являемся такими же потребителями коммунальных ресурсов, как и все остальные и понимаем, что деятельность очень жестко контролировать. Те организации, которые заинтересованы в получении прибыли, нередко идут на всякие уловки и ухищрения. Тариф является составляющей платы, и конечная цифра формируется управляющими организациями. Мы устанавливаем фиксированный тариф за единицу ресурса, а управляющие компании, ТСЖ берут этот тариф, умножают его на норматив, который устанавливает министерство по ЖКХ, и получается общая плата. Но управляющие организации могут взять, например, не тот тариф, а квитанции не соответствовать требованиям жилищного законодательства. И может быть так, что у одного, допустим, квитанция на лист, где все досконально расписано, у кого-то – две строчки, и не понятно, что откуда взялось. Этими несоответствиями должна заниматься жилищная инспекция или прокуратура, главное, чтобы изначальный тариф был правильный. Потому что если управляющая компания возьмет за основу неправильный тариф, она, соответственно и жителям все неправильно насчитает.

-  Какие, в основном, нарушения вы выявляете?

-  Мы являемся контролирующим органом и во время проведения проверок руководствуемся разными федеральными законами и административным кодексом. У нас существуют четыре основные группы нарушений, которые мы можем выявлять. Первое – это неправильное применение тарифов, то есть применение большего или меньшего, чем установленный, или вообще работа без тарифов. Вторая группа нарушений – несвоевременное предоставление документов. Организация, чтобы получить тариф, должна обратиться к нам с тарифной заявкой, в которой она сообщает, какой бы тариф хотела бы получить, а в дополнительных материалах свой запрос обосновывает. Но, довольно часто бывает так, что  этих самых обоснований нам и не предоставляют. Тогда нам приходится самим запрашивать первичные документы, и может оказаться, что либо их нет, либо нам принципиально их не дают, чтобы мы того гляди на чистую воду не вывели. А нам нужны эти документы для установления законного тарифа. Если мы будем верить на слово – тариф будет необоснованный. Третий блок нарушений  - предоставление недостоверных сведений. То есть нам предоставляют одну цифру, а мы знаем, что на самом деле она другая. Есть же общедоступные источники  информации. Например, если уголь или дрова стоят 1 тысячу рублей, не надо нам рассказывать, что они стоят 10 тысяч. Это легко проверить, потому что мы мониторим цены как вообще в России, так и отдельно в городах и районах области. Поэтому преувеличивать что-то нет смысла. Разные нарушения выявляются нами в ходе  проверок. Нам дают в заявке сведения, что у них там пять рабочих котельных, приезжаем, считаем – только три. Это тоже все недостоверные сведения. И еще актуальна группа нарушений стандартов раскрытия информации. Организации должны или у нас на сайте, или  у себя, если есть такой, выкладывать всю информацию о своей деятельности. Буквально от режима работы и фамилии руководителя до отчета по финансовой деятельности. Любой гражданин, заходя на сайт или по письменному запросу, должен получить эту информацию. И опять же сведения там должны соответствовать действительности.  50% - это либо вообще не предоставленная информация, либо ложная. 

-  Населению,  я думаю, не так важно, какая организация не предоставила вовремя документы. Гораздо интереснее узнать, кто по завышенным тарифам работает, следовательно, кто обкрадывает, и будет ли хоть кто-то наказан.

-  Наказания – это дело суда и прокуратуры. Мы работаем параллельно с правоохранительными органами. В случае, если мы выявляем грубые нарушения, злостные, серьезные, мы об этом сообщаем. И тогда уже возбуждаются уголовные дела. Мы же можем возбуждать только административные. У нас есть право  воздействовать штрафами, которые накладываются как на руководителя, так и на само предприятие. Все проверки проводятся по установленному заранее плану, который не является секретом и вывешивается на сайте. Каждый директор загодя знает, что в определенный день наши сотрудники приедут его проверять. Есть возможность к этому времени приготовить все документы.  Расскажу один случай в качестве примера. В марте этого года мы должны были проверить  одно из предприятий ЖКХ. Приезжаем и видим: избушка на клюшке, как говорится, никого нет. Решили нас обхитрить. А у нас тоже сроки, в другое время мы не можем придти. И нам пришлось проводить не выездную проверку, а документарную. И в итоге выявили восемь нарушений, рассмотрели восемь административных дел, оштрафовали на очень большую сумму, плюс не остался без внимания суда тот факт, что нас не пустили на предприятие…  И в итоге предприятие перестало существовать.

-  Часто в разговорах слышу, что тарифы ЖКХ нужно взять под контроль общественности. Что думаете по этому поводу?

- Мы расширяем взаимодействие с институтами гражданского общества. Народ действительно должен знать, обсуждать, неким образом принимать участие во всех наших тарифных решениях. И мы заинтересованы в таком общении. Потому что установить тариф и сказать «платите» - это, наверное, не правильно. Мы же должны объяснить, почему именно такая цифра. Мы же понимаем, что и тарифы высокие, и инфраструктура уже разваливается так, что хуже некуда. Вот один пример. Не могу сказать – положительный он или нет, но факт был. В одном из поселений цена за воду получалась больше, чем в среднем по Архангельской области. Был организован деревенский сход. И был поставлен вопрос перед населением: либо мы устанавливаем большой тариф и люди пользуются качественной водой, либо мы устанавливаем маленький тариф, но вода будет как минимум ржавая, потому что трубы прогнили, и чинить их на что-то надо. Глава поселения по-простому объяснил народу, что других вариантов нет. Было обсуждение и было принято решение, что лучше платить больше и быть при этом с хорошей водой, чем получать некачественные услуги на малые деньги. А мы, как чиновники, приехали из Архангельска в глубинку и поддержали главу, объяснили со своей точки зрения, для чего нужен такой высокий тариф. Но есть и другие примеры: опять же в одном из муниципальных образований области нами был установлен высокий тариф на воду, и местное предприятие ЖКХ как надо обосновало свои запросы. В документах указывалось, что вода проходит несколько степеней очистки, а во время проверки мы выяснили, что там даже реагенты не закупались. Потребители пили обычную техническую воду. И тариф мы снизили в два раза. Но это мы можем выяснить, выезжая на место. Внеплановые проверки мы проводим только по согласованию с прокуратурой.  

Московский комсомолец, 23-30 октября 2013 года

К списку новостей